teveport (letopisetz) wrote,
teveport
letopisetz

Они приближались, не произнося ни слова.

– Надо мне было домой топать, – отвела она взгляд. Надеюсь, здесь, на высоте, хорошо ловит. Кофе не оправдал моих ожиданий, хотя получился, по-моему, отличным. – Я тоже так умею. – Зачем вы поехали к Банщику со Свистуновым? – Я ведь не добровольно. Когда ей друзей заводить?. В плацкартном вагоне мне никто не задавал вопросов, но я не поленилась объяснить, что мужчине понравилось купе, и в купе он всем понравился, и все мужчины сразу же сели выпивать, и этот мужчина так запьянел, что теперь сам не может даже забрать свои вещи. – Какого черта вы вмешиваетесь в чужой разговор?! Сядьте на свое место и помалкивайте! Коротышка побагровел и открыл рот. Мы заняли столик с краю, почти у входа, попрепирались, кто за что будет платить, дружески решили – пополам, и беседа продолжилась. Он продолжал сидеть на кровати с отсутствующим видом, не обращая на меня никакого внимания. Лучше бы поддалась на уговоры друзей, которые улетели в Турцию. Не выношу холодных женщин. Лузгин промолчал. Впрочем, защитник Александра Македонского уже привык к ней, как человек незаметно привыкает к ходу часов или биению собственного сердца. Ладно, в доме уже не так темно, и можно начинать поиски. Я ведь без него совершенно беспомощен, о чем ему прекрасно известно. – Вы не поняли, – проявила сообразительность администратор. Мне нужно знать, что случилось с моими парнями. Слоняться целый день по улице, наблюдая за прохожими и не имея возможности никуда отлучиться. Тео хромал и шел с трудом. – А милиция не запрещала выходить из помещения? – Не знаю, лично мне ничего не говорили. Однако улыбка вышла неестественной и жалкой. – Да. Настя, словно зачарованная, смотрела ей вслед, удивляясь тому, как умеет держать себя эта удивительная женщина. Лосюков частым киванием головы поддерживал Вадима, чем вызвал мою резкую и хорошо аргументированную отповедь: – Вы, господа, видимо, не совсем отдаете себе отчет, в каком дерьме оказались. Кварцевые часы на стене показывали четыре. – Опять начинаешь?! – Тебе прекрасно известно, что я не люблю, когда меня так называют. – Извини,– развел я руками.. За окнами сгущались фиолетовые сумерки, проводница пронесла по вагону чай, и вскоре свет в вагоне погас – лишь под потолком светился небольшой матовый плафон.
Tags: Горячие новости, Как жить теперь?, Любопытная статья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments