teveport (letopisetz) wrote,
teveport
letopisetz

И они, конечно, вычислят его – это вопрос времени.

Тем не менее Шестопалов и Храпов чуть не полчаса выпытывали у очумевших от чужой наглости охранников подробности приключившегося в загородном доме происшествия. Следовательно, несостоявшийся киллер не лгал, и с Лузгиным он действительно знаком не был. Я боялась, вдруг он спросит, почему нас заинтересовала икона, и тогда вместо того, чтобы слушать, самой придется что-то объяснять, но он не спросил. Через двадцать минут я решила, что надо мной издеваются, еще через десять почувствовала себя идиоткой. Что станет с моей семьей? О боги, боги! Он поднял руки к потолку, выражая скорбь. Только в этот раз Марте не помогли ее связи. Смысла в таком героизме нет никакого, но порядочные люди часто склонны к подобного рода благоглупостям. – Ну, да. Это удар по имиджу компании, вот что это такое! Она кинула на стол снимок. Ее кошачьи глаза сощурились, словно при виде добычи. Хозяйка к семи уезжает на работу. – Да у нее вши. Но молодой человек был погружен в свои мысли. Она и Вощинский просматривают семейный альбом. Конечно, все нормальные адвокаты, такие, какой некогда была сама Лиза, в это время лишь готовились к новому трудовому дню. «Дипломат» был с кодовым замком. Я усмехнулась. Павел Эдуардович был человеком небедным, это я заявляю с полной ответственностью, однако принадлежал к тому типу людей, которые не выставляют свое богатство напоказ. – Записаться на тренировки можно у администратора, – бросил кто-то с ехидцей в голосе. А поесть, кстати, хотелось бы, тут заботливый Серега был абсолютно прав. – Значит, канделябром, говоришь? – обернулся я к Марии. Наконец упрямо тряхнула головой и начала читать медленно каждый пункт. Нет, уж лучше я скромненько и незаметно заберу свою «девяточку» (или то, что от нее осталось) и уберусь восвояси. Однако что дает ей такая незначительная деталь биографии Инги? Ничего абсолютно. Видимо, привыкла жить среди вещей, принадлежащих во времена оны графьям, царям, баронам и прочим того же сорта буржуям, ибо трудно поверить, что деревянное ложе, на котором мы сейчас вольно раскинулись, извлечено из каморки пролетария. Внезапно я увидела в витрине за своей спиной силуэт мужчины в темной ветровке и с трудом сдержалась, чтобы не закричать. Внезапно я поняла, почему здесь пахло склепом и больницей: стенка была покрыта плесенью. Впрочем, к этому времени в моей голове уже крутилась масса вопросов относительно фабрики «Нинель».. Склонившись над столом, он листал личные дела потенциальных кандидатов на роли ликвидаторов.
Tags: Инет не правду сказать не может, Интересное в сети, Никто не останется равнодушным
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments